Будьте с нами!


В основе помощи – понимание

31 Октября 2019


В октябре Александра Альбертовская, специалист «Перспектив» по адаптивной физической культуре, провела авторский семинар «Физическое взаимодействие и тандемное формирование двигательных и дыхательных навыков» для наших волонтеров и сотрудников программы «Дети вне семьи» и «Сопровождение выпускников».

Участники учились понимать своих подопечных по их дыханию, проверяли на себе, что значит оказаться в инвалидной коляске посреди города и каково это – терять связи со значимыми людьми.

 

Первый день семинара был посвящен теории: Александра рассказывала о разных группах людей с нарушениями работы опорно-двигательного аппарата, объясняла, чем одна группа ДЦП отличается от другой, почему происходит формирование вторичных нарушений. Эта теоретическая часть очень важна для того, чтобы волонтеры могли понимать, как правильно позиционировать своих подопечных.

Александра объясняет это на примере:

«Волонтер заходит в группу или на отделение и видит человека в коляске, у которого запрокинута голова, ноги не стоят на подножке, таз скривлен, руки закинуты назад. Это патологичная поза. Не будучи информированным, он может принять ее как данность – человек так сидит. Но понимая последствия такого положения, волонтер не пройдет мимо и поправит эту позу. Знание дает дополнительную мотивацию соблюдать двигательный и постуральный режим».

Важная часть семинара касалась техники безопасности самого волонтера. Очень часто ребята, начинающие проходить Добровольный социальный год, или вновь пришедшие сотрудники из желания помочь своим подопечным стараются максимально выкладываться, не думая о себе. Но Александра непреклонна: помогать другим нужно не за счет собственного здоровья. Тому, как перемещать подопечного, не травмируя себя, был посвящен отдельный блок семинара.

«Особенно непростая его часть касалась коммуникации с подопечным. Ведь зачастую эти люди не владеют никакими видами речи – ни вербальной, ни жестовой. Остаются лишь мимические сигналы, а иногда только дыхание. Через интерактивную игру, в которой все разделились на команды «подопечных» и «волонтеров», участники семинара должны были научиться обращать внимание и правильно понимать подаваемые им сигналы. «Без слов это очень сложно. Особенно, если «подопечный» просто дышит. Мы разбирали случаи, когда волонтер делает перенос и высказывает свои предположения о том, что пытается сказать подопечный. Для того, чтобы его в самом деле понять, нужно перестать думать о себе», – рассказывает Александра.

Второй день семинара был посвящен тандемному сопровождению. Практическим заданием для участников было, на первый взгляд, самое будничное дело: прогуляться до магазина и купить еду в обеденный перерыв. Вот только условный «подопечный» должен был сесть в коляску, завязать глаза шарфом, а в уши вставить наушники с музыкой, чтобы не слышать вербальных инструкций своего «волонтера». На обратном пути пара менялась местами.

волонтеры.jpg

«Вся дорога до магазина – минут 10, но если на коляске – время ощущается по-другому. Сначала я была «волонтером», мне надо было довезти коляску до магазина, спуститься с ней по ступенькам и не надорвать при этом спину,
– рассказала о своем опыте волонтер Даша. – Ведь никакой доступной среды там нет. Первым препятствием стали водостоки на пути. Каждые два метра приходилось останавливаться, приподнимать коляску на задние колеса, потому что передние застревают. В магазине нас ждала новая сложность: очень узкие коридоры, иногда еще и заставленные коробками. Мне приходилось переставлять ящики с бананами, чтобы проехать до следующего стеллажа и взять нужные нам продукты. На обратном пути уже я села в коляску, надела наушники, завязала глаза. Мне стало очень страшно, потому что от меня мало что зависело. Было чувство, что я вообще потерялась в пространстве. Я начала волноваться, мне казалось, что меня везут спиной вперед. Я не выдержала и сняла шарф. Благодаря этому опыту я поняла, как важно не торопиться, когда ты с подопечным, проговаривать и стараться объяснять все свои действия».

волонтеры4.jpg


В своем семинаре Александра Альбертовская не фокусируется лишь на физическом аспекте. Не менее значимо осознавать, что происходит в душе подопечного, не отрицать глубины его переживаний и относиться с уважением к его боли.

 

«Нужно разграничивать понятия социального контакта и привязанности. Если отношения с подопечным воспринимать как привязанность – это верный путь к выгоранию», - уверена Александра. – С другой стороны, для волонтера есть опасность обесценить переживания подопечного – вот я же к тебе пришел, теперь все хорошо. А на самом деле, человек живет в огромной тоске от непрожитых утрат».

Большой блок семинара Александра посвятила тому, как формируется привязанность у ребенка, и что происходит, когда связи рвутся. Для погружения в этот опыт участникам семинара тоже было предложено интерактивное упражнение.

 

«Я был в роли ребенка. Я должен был родиться в семье, которая меня ждала, но при рождении мне поставили диагноз ТМНР, и меня сразу же отправили в реанимацию, – поделился своим переживанием этой, казалось бы, игровой ситуации Роман. – Связи между мной, новорожденным ребенком, и окружающим миром были показаны в виде нитей, которыми опутывались наши руки. Первой и самой яркой эмоцией было чувство вины, когда я догадался о диагнозе. Ведь моя семья ждала своего любимого и единственного ребенка, у которого впереди большое будущее, а вместо него появился я. Второе сильное ощущение – когда нити, которые все сильнее связывали меня и мать в процессе беременности, вдруг резко обрезали ножницами. Это было настолько дискомфортно, что я даже старался не потерять обрезки ниток, которые свисали у меня с запястий, потому что было ощущение потери, как будто у меня что-то забрали, и я пытался "держаться за ниточку", чтобы сохранить равновесие. Дальше все стало сумбурно и безразлично, сменялись случайные люди. Они приходили, "опутывали" своими нитями и уходили, обрезая их. В голове была только неопределенность и непонимание, чем все закончится. В итоге, когда меня "выписали из реанимации", новые нитки "мамы" не очень сильно по ощущениям отличались от других приходящих людей».


По словам Александры, ребенок, который оказался в реанимации, и ребенок, от которого отказались родители, одинаково ощущают потерю значимого взрослого. Настоящая привязанность формируется в первые два месяца жизни, и «догнать» ее потом очень сложно.

«Белые нити, которые постоянно режутся – это материализация ежедневно появляющихся и прекращающихся социальных связей, – поясняет Александра, – Это очень важно увидеть. Мы работаем с людьми, которые оказались один на один с огромной утратой – отказом от них родителей. Чтобы ее пережить, ее надо признать. А для этого хотя бы кто-то должен ее озвучить, объяснить, что произошло. Иначе человек живет в этом состоянии всю жизнь. В 4 года человека ждет новая утрата – его переводят из дома ребенка в детский дом. Затем, в 18-19 лет, когда из детского дома человека перемещают в ПНИ, добавляется еще одна утрата. Треть тех, кто переводится, умирают от тоски, от отсутствия сил жить. Волонтерам очень важно все это понимать, чтобы правильно устанавливать контакт со своими подопечными».

 

Текст: Дарья Завьялова


Вернуться в новости