Я увидела медсестру и заплакала





Когда детские дома и психоневрологические интернаты (ПНИ) весной 2020 года стали закрываться на карантин, сотрудникам некоторых российских некоммерческих организаций удалось добиться, чтобы людей, которые там живут, отпустили в семьи и тренировочные квартиры. Почему через несколько месяцев жизни дома людям приходится возвращаться в ПНИ, как они это переживают и есть ли шанс изменить их жизнь не временно, а навсегда, выясняла журналистка Настоящего Времени.
13.10.2020 Почему эвакуированные из ПНИ не хотят туда возвращаться
Ире (имя изменено по просьбе героини) 27 лет, она любит вышивать, решать математические задачки и играть в футбол. Ира – недееспособная, поэтому всю жизнь прожила в интернатах. Этой весной, когда учреждения начали закрывать на карантин, Иру успел вывезти из интерната московский благотворительный фонд "Жизненный путь".

Сотрудники этого и многих других фондов объясняли: огромные учреждения коридорного типа, пусть и закрытые на карантин, остаются очень опасными для их жителей, риск стремительного распространения вируса в таких условиях чрезвычайно высок. В итоге Минтруда, Минздрав, Минпросвещения и Роспотребнадзор отреагировали письмом: порекомендовали главам интернатов передавать подопечных на сопровождаемое проживание представителям некоммерческих организаций.

После выхода "письма четырех министров" фонд "Жизненный путь" сумел вывезти из ПНИ девятерых подопечных. Благотворительная организация "Перспективы" совместно с фондом "Антон тут рядом" и Санкт-Петербургской ассоциацией родителей детей-инвалидов забрали в домашний отпуск 26 человек. "Перспективы" даже придумали этой программе название – "Эвакуация". Детский хоспис "Дом с маяком" и Центр лечебной педагогики (ЦЛП) во время карантина также забирали подопечных ПНИ и детских домов-интернатов.

"Когда нас закрыли на карантин, я так заволновалась, думала, что вообще из интерната не выйду, – вспоминает 27-летняя Ира. – Несколько дней мы были в палате. Потом меня позвали подписать документы о том, что я согласна быть в отпуске, и 11 апреля меня забрали. Было вообще круто! В машине у меня душа радовалась".

Больше всего Иру обрадовало то, что теперь она сможет чаще общаться со своей наставницей, сотрудницей "Жизненного пути" Ариной. Девушки познакомились четыре года назад на ВДНХ, фонд проводит там мастерскую под названием "Особая керамика". Сейчас Ира числится в домашнем отпуске, так как ее опекуном все еще считается директор интерната, но собирает документы для того, чтобы выписаться из учреждения. Арина готова взять девушку под свою опеку.

Живя в интернате, Ира редко из него выходила, поэтому сейчас очень любит куда-то ездить: даже просто по городу, на метро. Недавно вместе с сотрудниками "Жизненного пути" Ира была в летнем лагере на Валдае и в доме отдыха в Можайске.

"Когда мы в Можайске были, я там увидела медсестру и логопеда и подумала, что снова поеду в интернат. Прям плакала. Я прям смотрела на них и не могла слез сдержать. Ужас, душа просилась плакать. Думала: "Сейчас только расслабилась, а надо будет опять в интернат ехать", – рассказывает Ира.

К счастью, возвращаться в интернат Ире не пришлось, как и еще восьмерым подопечным фонда. Ваня, который тоже провел в интернатах всю жизнь, сейчас живет в квартире у метро "Октябрьское поле". Он устроился на работу в школу мойщиком посуды. Работать молодому человеку нравится, не смущает даже то, что приходится вставать в пять часов утра.

Недавно Ваня заблудился: сел не на тот трамвай, – но и это приключение он вспоминает с улыбкой. По его словам, ему нравится ездить и ходить по городу.

Дима (имя изменено по просьбе героя) за свою жизнь сменил несколько интернатов, но ни в одном ему не нравилось. "Там отбой в девять вечера, подъем – в полшестого утра. А я рано вставать терпеть не могу!" – говорит Дима. С сотрудниками "Жизненного пути" он знаком давно и много раз просил, чтобы его забрали в одну из тренировочных квартир. Летом он наконец-то вышел из интерната под опеку фонда.

"Здесь такое отношение хорошее по сравнению с интернатом! Это не сотрудники, это одна радость, они всегда помогают, возят куда-то, – рассказывает Дима. – В интернате санитарки – это звери просто, орут все время, могут тебя послать далеко и надолго. Лучше жить здесь, чем сгнить в интернатах. Там люди просто гниют и умирают".

Продолжение: Настоящее время

Вернуться в новости


Наши партнеры: