«Главное – потребность высказаться»

">
Постановка, которую затеяли в Доме сопровождаемого проживания «Перспектив» в Раздолье весной 2020 года, через полтора года вышла на большую городскую площадку. 23 и 24 октября «Пир» показали в Петербурге.


8 Ноября 2021 За импровизированными кулисами в пространстве «Нормальное место» было оживленно и тесно, в воздухе чувствовалось радостное волнение. Режиссер спектакля «Пир во время чумы» Максим Якубсон давал актерам последние наставления и напутствия. «Ну что, мои дорогие друзья. Я вас поздравляю, мы дожили до этого дня!» Постановка, которую затеяли в Доме сопровождаемого проживания «Перспектив» в Раздолье весной 2020 года, через полтора года вышла на большую городскую площадку. 23 и 24 октября «Пир» показали в Петербурге.



– Нормальное место – пространство встреч, общения и творчества – еще не открылось, но мы решили показать здесь свой «Пир во время чумы» по одноименной пьесе из «Маленьких трагедий» Пушкина. Подготовка к премьере началась задолго до прибытия ребят. Анис Кронидова, прекрасный театральный художник, продумала устройство сцены, – рассказывает Максим Якубсон. – Зал в Нормальном месте очень встраивался в концепцию Театра Мертвого дома, в которой поставлен наш спектакль. В нем даже есть хоры, где вместе с ребятами из «Креативных классов ТАК» были устроены «места для богов». Нам хотелось, чтобы было понятно, что действо происходит на площади, как это и написано у Пушкина. Островок жизни посреди пустыни – а то, что вокруг, разорено властью Чумы. Работа над костюмами началась еще в 2020 году, когда «Пир» ставился в Раздолье и был сыгран на галерее Храма Царственных страстотерпцев. Тогда Анис приезжала, чтоб вместе с ребятами сделать отпечатки узоров на тканях. А в преддверии спектакля в Нормальном месте Анис с жителями Дома изготовили трон для председателя и большие осколки керамики.


pir1.jpg


Керамическая посуда и работа с глиной занимает в спектакле важное место – так же, как и в реальной жизни Дома в Раздолье.  Осколки керамики и кружки, сделанные ребятами, – важная часть реквизита. Кроме этого, в зале был установлен стол, где работала Дина Лоскутова, и камера, которая во время спектакля делала зрителей свидетелями ее работы.


– Мы очень долго готовились, репетировали, придумывали реквизит. Сами украсили трон, он у нас такой смешной получился, как елка. У нас красивые костюмы и декорации, большая компания участников. Хочу предупредить зрителей, что есть грустные места и, возможно, захочется плакать. Когда моя героиня, Мэри, поет песню, у многих появляются слезы. Я сначала не знала, получится ли у меня ее спеть, но стала учить и учить, и стало получаться», – рассказала накануне спектакля Юлия Родина, актриса, жительница Дома в Раздолье.


pir2.jpg


Артисты приехали в Петербург за несколько дней до премьеры, чтобы как следует подготовиться, провести репетиции, освоить пространство спектакля. Последнее было задачей непростой, ведь в Нормальном месте еще продолжается ремонт, и в зале для спектакля не было даже отопления – что имеет большое значение, когда на улице идет непрекращающийся дождь и дует холодный, сбивающий с ног ветер. Но ни погода, ни другие препятствия, неизбежно сопровождающие подготовку к важному событию, не помешали ему состояться и оставить теплый след в сердцах зрителей. 


Вот один из отзывов:

«Потрясающе, на одном дыхании, раскрывает сердце и душу... Я часто хожу в театры, эта постановка не просто не уступает -- она намного мощнее, духовнее. Мне не выразить словами, нужно смотреть. Я не знаю, как это сделать, но эту постановку нужно выводить на более широкую аудиторию. Нам очень не хватает сейчас таких раскрывающих Душу моментов».

 

«ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ»


Репетиции спектакля начались еще весной 2020 года, когда в Дом на воле приехали ребята из психоневрологического интерната (ПНИ), чтобы пережить здесь острый период пандемии. Тогда «Пир во время чумы» своеобразной попыткой осмыслить ситуацию ограничений, в которой все оказались, – непривычную и пугающую, дал возможность творческого общения и совместного поиска ответов. 


А то, что артисты показали в Нормальном месте, было уже представлением нового качества. Вместе с особыми людьми, волонтерами и сотрудниками Дома, в нем приняли участие профессиональные музыканты, актеры, педагоги. Роль священника в спектакле сыграл настоятель Храма в Раздолье, отец Борис Ершов.


pir3.jpg


– Наверное, это первый в истории «Пир во время чумы», где роль священника досталась священнику, – говорит Максим Якубсон. – Его участие придало действию мистериальный характер. Впервые мы сыграли спектакль на галерее храма в Раздолье летом 2020 года. И тогда же от координатора Дома на воле, президента «Перспектив» Марии Островской прозвучало предложение показать его в городе. Но был большой вопрос – где? Когда появилось Нормальное место, мы подумали, что оно очень подходит для нашего спектакля. Потому что он не для театральной площадки в обычном смысле этого слова. Это такое уличное, живое, подвижное представление, на границе театра и жизни. У наших артистов, людей с особенностями, все время есть эта составляющая, которую многие часто ищут в театре, но не находят: свободы, спонтанности, интенсивного внутреннего процесса. И это уже связывает нас с традициями Театра Мертвого дома, придуманного когда-то режиссером, писателем и философом Евгением Шифферсом и реализованного потом его дочерью, актрисой и педагогом Еленой Шифферс в театральной студии «Перспектив» в ПНИ № 3. Традиции эти предполагают, что представление играется прежде всего исходя из потребностей артистов. Никакие другие причины: ни обязательства, ни корысть, ни развлечение публики не являются тем, что рождает спектакль. Главное – потребность высказаться. Все участники действия создают условия, чтоб высказывание состоялось. Когда Елена пришла в ПНИ и увидела тех, кто там находился, она почувствовала связь между этими людьми и замыслом ее отца. Одна из важных составляющих этого замысла – высокие, серьезные тексты. Вопросы, которые ставит Театр Мертвого дома – главные вопросы человеческой жизни. Он создает условия для глубокого размышления и эмоционального восприятия тем свободы и контроля, безумия и пророчества, веры и неверия.


– Спектакль сделан в лучших традициях Театра Мертвого дома, – сказала, побывав на репетициях в Нормальном месте, Елена Шифферс. – Тут и Евгений Шифферс радуется с небес, да и Федор Достоевский тоже.


ЧИСТАЯ ПОЭЗИЯ


Большую роль в создание спектакля внесла хореограф Ксения Петренко. Благодаря ее приездам в Раздолье спектакль, поначалу почти статичный, обрел динамику и пластичность. И сама Ксения приняла участие в действии.


– Этот проект – настоящее событие для меня, – говорит она. – Даже при том, что я имею опыт участия в создании инклюзивных спектаклей – он начался с театра «Инклюзион», где я работаю как педагог по движению – здесь процесс по-особенному близкий. Я словно прикоснулась к жизни этих людей, по-настоящему. Искусство, которое делается вместе. Замысел спектакля здесь складывается в прямом, честном отношении и обсуждении. Это все подлинное, ты очень много чувствуешь. Здесь все равны: артисты, профессиональные художники, музыканты, театральные педагоги. 


А мысль спектакля должна быть очень понятна нам сегодняшним, хотя и текст, и декорации, и музыка – все отсылает к другому времени. Люди в тяжелое время собрались вместе, их объединяет желание быть ближе друг к другу, хотя бы поговорить, что-то рассказать, кого-то вспомнить. Как, собственно, собираемся и мы. Или как Дом на воле, который собрал людей под свою крышу. Где внутри пересекаются судьбы. Где люди находят общение, согревают друг друга. Что бы ни происходило, люди должны объединяться. Только встретившись друг с другом, обсудив, поплакав и спев, они могут найти какой-то выход и подумать о будущем.


«Абсолютным театром и чистой поэзией» назвала постановку актриса Анна Буданова. Она исполняла роль Камеры-Чумы, и  прикрепленная на ней камера снимала кадры зала, артистов и зрителей и транслируя их на стену. 


«Первое представление мы сыграли без видео, а второе с видео. Первое получилось более таинственным и гармоничным. Во втором «четвертая стена» оказалась разрушена. Возник прямой контакт», – комментирует Максим Якубсон.


– По открытости и абсолютности включения это редкое театральное действо, – уверена Анна. – Такой чистоты звучания, интонации почти не достичь в обычных театрах. Я была поражена способностями ребят. У Саши Елисеева изумительная память и интонации. Когда я услышала, как поет и читает Юля, это оставило очень сильное впечатление. Стихотворение, которое звучит абсолютно чисто, человек не примешивает к нему вообще ничего лишнего. И сценарий с такими недрами, в котором сделана очень верная вещь – с предисловием и культурной атакой на зрителя в начале.


pir4.jpg


НЕ ТОЛЬКО ТЕАТР, НО И КИНО


Одним из значимых элементов спектакля стал свет. Артем Яковлев сделал фонарь для роли Священника и уличные фонари для декорации. Вместе с Игорем Аникиным они погрузили все пространство в таинственную атмосферу света и дыма.


– Спектакль необычный, да еще и в цеху. Классики тут никакой не сделаешь, – поделился Игорь впечатлениями от работы. – Я посмотрел концепт и остановился на приборах на полу: свет снизу искажает лицо и работает как рампа. Можно сказать, площадка сама продиктовала, как ее оформлять. Для меня это не первый опыт работы в инклюзивных проектах. На мой взгляд, такие спектакли – хороший способ взаимодействия друг с другом, воспитание социума.


Полноценным участником действа стала и музыка – старинные композиции в исполнении Игоря Лисова и Тараса Драка, музыкантов ансамбля «Зеленые рукава». 


– В спектакле звучала музыка европейского Возрождения, – рассказал Игорь Лисов. – Год назад мы с Тарасом, который сегодня играл на лютне, стали проводить прямые эфиры на ютубе. И я собирал в них всю музыку, которой когда-либо занимался. И предложил Тарасу вспомнить программу, которую мы играли 28 лет назад: она называется «Генерал». Сделать это было не очень просто, ведь прошло много времени. Но вспомнили, сыграли на нескольких площадках. И сейчас, когда Максим предложил вставить композиции в контекст этого действа, мы с радостью согласились. Потому что идея спектакля мне очень близка. 


Кроме этого, звучали композиции на легендарном утюгоне («первый русский синтезатор» из «Поп-механики» Сергея Курехина) в исполнении Юлии Кравченко. Звукорежиссеры Павел Горских и Юрий Лейкин добились максимально возможного на площадке качества и гармоничности звука.


– Происходившее было не только театром, но и кино, – рассказал Максим Якубсон. – В ходе репетиций и показов мы снимали третью серию сериала «Недееспособные», нашего с Георгием Поротовым  проекта о встречах особых людей с людьми искусства. В первой серии Дом на воле посещал писатель Евгений Водолазкин, во второй актриса Елена Морозова общалась с Дашей Скорняковой. А третья серия снималась в Нормальном месте. На одну из репетиций приехал актер Сергей Мигицко. Он давно знаком с Любой Логвиненко, вместе с ней создавал картину в арт-студии «Перспектив», участвовал в благотворительных вечерах организации. Сергей Григорьевич принял деятельное участие в репетициях, включился в работу, дал советы артистам.


«Спасибо всем вам, кто вложил душевный и духовный труд в это событие, кто помог нашим ребятам выразить то, что сами по себе они не могли бы сообщить!» – поблагодарила создателей спектакля Мария Островская


Благодарим также Нормальное место и администратора Даниила Александрова, приложившего героические усилия для подготовки пространства и превращения заброшенного цеха в театральный зал, продюсера Алину Мустафаеву, творческую группу создателей видеопроекции – Константина и Владислава Светлаковых, Зосю Горнякову, консультанта Елену Шифферс, а также Илью Горшкова, Екатерину Березину и волонтеров «Перспектив», помогавших во время репетиций и спектаклей. И конечно, всех без исключения участников. 


До новых встреч в театре!

    

Фото: Алена Буслова 



Вернуться в новости


Наши партнеры: