«Пройти мимо просто невозможно»

6 Июля 2020

Сколько бы мы ни боролись за право сопровождать наших подопечных в больницах во время пандемии, они до сих пор остаются закрытыми для предложений о волонтерской помощи. Исключением стала одна из детских городских больниц, куда направляют наших самых слабеньких ребят. Волонтер выходного дня «Перспектив» Филипп Гулин провел рядом с ними почти три недели и рассказал о своем опыте обсервации.




– Филипп, как давно вы в «Перспективах» и как попали в проект сопровождения подопечных в больницах во время пандемии?

– В «Перспективах» я с осени. Это не первый мой приход в организацию: несколько лет назад я уже был волонтером. Потом пришлось прерваться, я надолго уехал, выпал из процесса, а сейчас вернулся – волонтером выходного дня в Павловском детском доме-интернате. Когда начали вводить карантин, возникла необходимость в людях, и я стал помогать также в будни. Я работаю на удаленке, занимаюсь переводами, поэтому для меня это возможно.

Задача волонтера выходного дня – гулять и играть, никаких там памперсов и всего такого. Но так как у меня сначала был опыт обсервации в Павловске, я уже получил опыт постоянного ухода. Там нас была целая команда, четверо – все люди зрелые, опытные. Это было очень бодро – правда, после пересменки чувствовалась большая усталость, но поддержка команды очень помогла.
Потом я две недели посидел на карантине и еще одну неделю проходил инструктаж перед тем, как отправиться в больницу. Меня тщательно проинструктировали, так как я не специалист в больничном уходе. 2 июня я «запаковался», и с автоволонтером отправился в больницу.

У меня была доверенность на одного мальчика. Социальный куратор мне всю ночь слала фотографии, как безопасно устраивать, бережно поворачивать. Обычно я как волонтер выходного дня с такими детьми только гуляю. А теперь я с ними в больнице. Но на тот момент там было 11 наших подопечных, они были распределены по разным отделениям. На моем отделении было еще двое детей из детского дома-интерната в Павловске. И в другом отделении еще двое. И я стал за ними всеми приглядывать – ты же не можешь только к одному своему ходить, пройти мимо просто невозможно.


волонтер дсг 2020


– Трудно было?

– Спать получалось урывками, нужно было дежурить каждую ночь. Потому что «мой» Арсений* в больнице стал выдавать опасные для своей жизни штуки. Ночью важно было следить и не пропустить момент, когда он сильно срыгивал, переворачивать его на бок, иначе он просто мог захлебнуться. Было непонятно, отчего это. В Павловске он никогда такого не делал, а тут, видимо, питание с другой жирностью и кислотностью могло спровоцировать его состояние.

Сил персонала в условиях пандемии не хватает: лечащий врач приходила один раз в день. Хороший врач, но она – ЛОР, а у него что-то с желудком. И медсестры приходят во время процедур, дают таблетки и меряют температуру. Но по сути с ним нужно круглосуточно сидеть и дежурить, а у больницы таких ресурсов просто нет. Я пару ночей спал почти с ним в кровати: он довольно сложный геометрически, занимает две трети. А потом я матрас со спальником положил рядом с кроватью – так я и слышал его лучше, и был всегда рядом.


– Вы были готовы к таким испытаниям?

– Я думал, это будет обычное ОРВИ, так как обычно всех отправляют из Павловска именно с этим диагнозом: если у ребенка повышенная температура, их сразу по скорой везут в больницу. В первый или второй день на санпропускнике сразу же делают первый тест на COVID-2019. Если он отрицательный, ребенка отправляют на «чистое» отделение, и после этого еще недели две держат, потому что нужно сделать еще два повторных теста. И даже если ребенок здоров и у него нет температуры, он ждет своей очереди и выписки. По сути меня готовили к такому ожиданию, а случился Арсений и его тяжелое состояние.

Кроме того, мне в палату дали мальчика из другого корпуса Павловска: 13-летнего активного парня. Он меня замотал, конечно, по полной: целый день со мной – ребенок, который ростом чуть выше меня, 170 с хвостиком метров, физически сохранный. Его нужно было чем-то занимать, он за мной везде ходит, слова «нет» не понимает в принципе, а рядом Арсений.

А еще была палата, где была наша Вероника* и двое детей из других детских домов, я к ним тоже ходил. Общался с ними, обтирал их пенкой. Могло быть попроще – получилось немного посложнее. Поддерживало, что персонал очень хорошо относится. Никто тебя не шугает, все люди прекрасные и абсолютно контактные: от женщин, что обеды возят, до завотделением. Они понимают, что ты делаешь и свою, и их работу, благодарят – это очень сильно радует и мотивирует. 


❗Добровольный социальный год предполагает участие волонтера в одной из программ «Перспектив» с полной включенностью (с понедельника по пятницу в течение года), а также ежемесячную компенсацию расходов, обучение и профессиональную поддержку. Старт в сентябре 2020-го. Подробнее: volunteer.perspektivy.ru/dsg 


Беседовала Радмила Ярушкина

* Имена изменены в соответствии с законом о защите персональных данных.




Вернуться в новости



Наши партнеры: