Как дети из интернатов обрели семью во время пандемии





На период самоизоляции правительство посоветовало забрать детей из интернатов в семьи хотя бы на время, чтобы спасти жизнь кому‑то из них. Так, например, поступили работники благотворительных фондов. «Афиша Daily» узнала, почему они решили оставить ребят в семьях и с какими сложностями столкнулись новые опекуны детей с паллиативным статусом.

21.10.2020 Екатерина, директор социальной организации «Перспективы»

«Даже в мирное время забрать ребенка из учреждения очень трудно»

Когда в интернатах ввели карантин из‑за пандемии, то и нашим волонтерам запретили приходить к подопечным — мы остались практически отрезаны от них. Тогда пришлось работать на административном уровне над тем, чтобы нас пропускали к детям и нашим «маленьким взрослым» из ПНИ (психоневрологический интернат. — Прим. ред.). Ребятам в такой период особенно важно иметь рядом постоянного взрослого — квазиродителя, который будет их поддерживать.


Даже в мирное время забрать ребенка или взрослого подопечного из учреждения, хотя бы на время, очень трудно: нужны справки из органов опеки и много сил. Комитет по социальной политике заявил нам, что выход и вход из учреждений временно закрыт. Пришлось выходить на федеральный уровень — с этим помогла Нюта Федермессер (учредительница благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». — Прим. ред.) как лидер проекта «Регион заботы». Он нацелен в том числе на помощь и защиту прав людей в интернатах.


Благодаря ее инициативе Роспотребнадзор, Министерства труда, здравоохранения и образования написали письмо во все регионы страны, в котором дали право волонтерам наравне с сотрудниками учреждений работать с детьми и взрослыми с инвалидностью. Дело в том, что в петербургских интернатах, из которых мы забрали ребят, живет от 250 до 1000 подопечных. Такие условия не подходят тяжелобольным людям, особенно когда высоки риски заразиться. Уже в марте в них начались вспышки коронавируса, но не в тех отделениях, где работают «Перспективы».


Однако через пару недель в детском интернате умер мой друг, подопечный Илюха. Нужно было что‑то предпринимать, потому что после всей этой истории не хотелось узнавать и дальше, что кого‑то уже нет с нами.

Мы решили попробовать забрать на площадки нашей организации часть ребят и спросили волонтеров, кто готов регулярно заботиться о подопечных в период самоизоляции. Откликнулись трое, причем одна из них — наша бывшая сотрудница. Еще захотели помочь несколько сотрудников и волонтеров: они были готовы сопровождать «маленьких взрослых» из ПНИ в сменном режиме. Среди тех, кого мы забрали, есть люди на колясках и с серьезными поведенческими проблемами. Получилось, что девятнадцать взрослых и трое детей жили в домах, квартирах и помещениях, которые мы выделили. В некоторые из них пришлось докупать кровати, чтобы у каждого было свое спальное место.

Когда мы начали обсуждать эту инициативу в петербургском сообществе НКО, то благотворительные организации «Антон тут рядом» и ГАООРДИ (Ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов. — Прим. ред.) вызвались помочь и выделили квартиру для четверых ребят. Наши волонтеры помогают по программе Добровольного социального года, и в основном это европейцы. За их работу мы обеспечиваем их жильем. За границей такой год — обычная практика, после школы многие идут волонтерить, чтобы найти себя и понять, кем хотят стать. Пандемия заставила многих из них покинуть страну, но квартиры не остались пустовать, мы задействовали их под временное пристанище.

Продолжение: Daily Afisha



Вернуться в новости


Наши партнеры: